Роландас Паулаускас. Причина геополитического конфликта – угроза эмиссии доллара

 

Как мне сказали, тут университет третьего возраста. Так я тоже этого третьего возраста, мог бы сесть с вами, так? Время бежит быстро, понимаете. Когда мы объявили независимость, мне было 36 лет. А теперь уже почти в два раза больше. Так что время бежит быстро. Но вижу в ваших глазах любознательность, поэтому вы здесь. Но и я тоже еще любознательный, как ваш сверстник. И, знаете, я несколько побаиваюсь вас сегодня. Знаете – почему? Вы люди любознательные, если посещаете такой университет, значит, следите – о чем пишут, говорят, не так ли? А мои мысли – которые складываются у меня в голове – настолько не совпадают с государственным телевидением, что, понимаете… а если ваши совпадают, то мы здесь можем перессориться.


Так что я буду несколько осторожным, но… Смотрите, с чего я бы начал. В жизни – а мы уже в таком возрасте, что понимаем, всегда есть причина – следствие, действие – противодействие, чудес не бывает, хочу что-то получить – надо что-то дать. Хочешь получить зарплату – чаще всего, надо работать. Ну, было время, когда было легко украсть, когда этот переход был, когда кто-то воспользовался. Но логика тут такая: если хочешь поймать рыбу, то должен накопать червей, купить удочку, искать места, где эта рыба есть… Во всем есть логика. Но когда я смотрю на эти наши 25 лет, прошедшие после всех этих переворотов, то, знаете, я этой логики, чем дальше, вижу всё меньше. Ну, например, смотрите. Мы все хотели бы жить лучше. Ну что это означает – жить лучше? Лучше зарабатывать, не так ли? Чтобы пенсии были побольше. Но чтобы пенсии были побольше, то это значит, что в СОДРе должно быть больше денег. Чтобы в СОДРе было больше денег, то должны быть выше зарплаты, из которых СОДРА высчитывает эти деньги. И вообще, чтобы за эту зарплату можно было бы как можно больше купить. Но вот вы мне скажите: как с такой вот простой жизненной логикой согласуется наша собственная деятельность по закрытию Игналинской атомной электростанции? И сделать электричество дороже? Ну да, сами своими руками, мы это сами сделали! Я сейчас отвечу. Я слышу возгласы – «не мы, не мы!» А кто? А кто? Другого общества в Литве нет, вы – часть общества Литвы, как и я, и мы все это сделали!

                                                                                                 
Теперь смотрите – холодно, газа требуется много, ну хорошо, если бы он был дешевле. Но вы знаете, почему он подорожал.
– Скандинавский!
– Ну так! И так далее, и тому подобное. И вы говорите: это не мы, это – власть! Но ведь эту власть мы все с вами выбираем, и она четверть века одна и та же. Ну так если она нам не нравится, то мы должны что-то другое выбирать.
– Так хочешь не хочешь, а царь приходит!
– Видите, в каждой аудитории то же самое. Все склонны обвинять кого-то другого.
– Избирательная система…

– Ну так опять же, в этом году будут выборы, и как показывают рейтинги партий, снова люди будут выбирать те же самые партии. Так вы мне скажите – если мы в суп кладем, сами, женщины, знаете, если хотим сварить борщ, а кладем туда щавель, то никогда там не будет борщ из бурачков, ведь ты не кладешь туда бурачки! Но в своей политической жизни, в этих вот демократических выборах, мы ведем себя так, что – ай, не важно, кто там будет, но должно быть так, как нам хочется – и всё. И я говорю – чем дальше, тем меньше я понимаю – куда делась логика нашего общества? Посмотрите… может, и так…
– Неправильная демократия…
– Нет, демократия есть…
– Нету, нету…
– Нет, есть. Смотрите. О демократии. Демократия есть тогда, когда мы имеем из чего выбирать. Но есть и вторая составляющая. Погодите. Вторая составляющая демократии. Мы должны понимать – кого мы выбираем и почему. А тут вот и начинается проблема. Потому что чаще всего вы – и здесь сидящие, полагаю, и вообще общество, голосуют не зная почему, за кого, чего желая от всего этого, и так далее.

И продолжаем нехватку этой логики. Вот вчера на портале «Дельфи» была статья Тапинаса. Может, кто читал. И меня туда приплели. Но смотрите – что он там пишет. Он цитирует мои слова, а мои слова такие: «Вступив в Евросоюз, мы потеряли верховенство своих законов, мы не имеем таможенных пошлин, а часть налогов нельзя устанавливать». Да, это мои слова. И он их цитирует как нечто плохое. И я, читая ту статью Тапинаса, не могу понять – что он этим хочет сказать? Ведь верховенство законов Брюсселя есть – это однозначно. Таможенных пошлин мы уже больше не имеем. Далее, налоги – налог на добавленную стоимость. Тоже не имеем. Минимум НДС устанавливается Брюсселем, минимум акциза устанавливается Брюсселем, скажем, акцизы на электричество, газ, топливо.

Не знаю, может, в зале есть люди, которые могли бы мне пояснить – что Тапинас хотел сказать этим вот вчерашним пасквилем? В отношении меня. Потому что я не понимаю его логики. Понимаете, человек пишет такую вот вещь, и я чувствую, что кто-нибудь из читающих его понимает его логику. А я не понимаю. И еще добавлю к этим словам. Верховенства законов не имеет не только Литва, не имеют Германия и Франция, все государства Евросоюза в таком же положении. Они большую часть суверенитета отдали Брюсселю. И я в прошлом году, 11 марта, когда было 25 лет независимости, даже видео сделал вместе с Вайдой, где я и говорю людям: не бойтесь признаться сами себе в этом. Евросоюз – такое состояние, при котором часть суверенитета перенимает центр. Но мы, смотрите – снова будет очередное празднование 11 марта, снова выйдут мои коллеги, сигнатарии, будут говорить, будто так ничего и не изменилось за эту четверть века. А мы не имеем независимости в том объеме, в каком она была 11 марта. Ну ведь не имеем же! Ну да, вступив в Евросоюз. И я же не говорю, что сегодня надо выходить из этого Евросоюза, или что еще, я только говорю – давайте не бояться говорить самим себе, как оно есть на самом деле.

Потому что если ты не говоришь самому себе как оно есть… Теперь представьте врача, который боится посмотреть на больного открытыми глазами, то как он может вылечить? Ты прежде всего не должен бояться взглянуть, что происходит.
Так вот, я теперь подхожу ко вчерашней теме. Эта вот нехватка логики приводит наше общество к ситуации, когда, хотя бы эти основные государственные СМИ, формируют, на мой взгляд, совершенно ошибочное понимание того, что сегодня уже делается в мире. А Литва участник этих больших игр. А теперь я вам приведу одну цифру. Внешний, иностранный, долг Соединенных Штатов, государственный долг, составляет 18 триллионов долларов. Погодите. Мало ли кто там… Я теперь перевожу на масштаб Литвы. Очень удобно. В Литве примерно в сто раз меньше жителей, так убираем два нуля, чтобы к количеству жителей Литвы, и получаем – если бы это было в масштабе Литвы – 180 миллиардов долларов. Сегодня долг Литвы составляет только 18. Значит, долг США, исчисляя на одного жителя, в десять раз больше, чем Литвы.

И теперь вы мне, вернее, сами себе ответьте: это что-то значит или ничего не значит? Теперь посмотрим – что значит выплата процентов этого долга? Вот если бы Литве надо было бы обслужить эти 180 миллиардов долга, то возьмём даже по 3 процента – а Литве никто не давал под 3 процента – Литве давали под 5, но, скажем, за 3. Это хорошие проценты. То получается сколько? Да, получается почти 5 с половиной миллиардов. А Литва сама собирает денег в бюджет около 6-ти. Это значит, что все собранные деньги мы должны были бы отдать за одни только проценты. Почему я с этого начинаю? Потому что в этом прячется – как в той русской сказке о Кащее и его жизни, там в яйце и всё такое, да? Так главнейшая мировая проблема наших дней скрывается вот здесь. Вот здесь. Потому что западная цивилизация живет за счет взятых в долг денег. Они имитируются совершенно из воздуха взятыми уже несколько десятилетий. Я не знаю, надо ли вам тут хоть сколько-то рассказать о финансовой системе? Тогда очень коротко.

В 1944 году, перед окончанием Второй мировой войны, Соединенные Штаты накопили большое количество золота. Так как продавали оружие налево и направо и за золото. И они в 44-м году предложили такую мировую денежную систему, она называется Бреттон-Вудская. Потому что она была подписана в городке Бреттон-Вудс, в США. Суть этой системы была такова. Доллар привязывается к золоту, а все другие валюты привязываются к доллару. И США гарантировали, что в любой момент поменяют на золото ваши вот деньги. И это функционировало только примерно до 70-го года. Потом выяснилось, что Штаты печатают денег намного больше, чем имеют золота, и первый, кто засомневался в жизненности этой системы, был президент Франции де Голль. Он потребовал за накопленные Францией доллары золото. Соединенные Штаты это сделали, потом этого добились немцы, и затем выяснилось, что если и далее будут это делать, то США станут банкротом. И в 1971-м году бывший в то время президентом Никсон, кажется, в один августовский день говорит – мы это Бреттон-Вудское соглашение вычеркиваем. Это, иначе говоря, дефолт Америки. Банкрот. Они отказываются от своих обязательств. И эта вся финансовая система, которая держалась 26 лет, исчезает. Теперь возникает вопрос – что же будет дальше? И США делают такой ход конем. Они договариваются с Саудовской Аравией как с основным экспортером нефти, что Саудовская Аравия будет продавать нефть только за доллары. Подумайте, кто этого не знает. Вплоть до сегодняшнего дня газ, нефть, пшеница, многие другие товары продаются в мире только за доллары. И, например, Литва покупает газ или нефть у России и платит России долларами. Но эти доллары откуда-то надо получить? И вот тут для Соединенных Штатов снова появляется возможность печатать эти доллары совершенно необоснованно, так как они всем нужны. У вас возникает вопрос – почему Саудовская Аравия согласилась это делать? Саудовскои Аравии была гарантирована безопасность её государственности, отношения с Израилем и с соседями – с Ираном и так далее. Соединенные Штаты гарантировали, что будут защищать Саудовскую Аравию в случае возникновения военного конфликта. И вот с 71, 72, 73 годов до наших дней происходит печатание пустых денег в немыслимых масштабах. И накопились эти долги.

Надо добавить еще одну вещь. Примерно до 70-х годов правительства каждой из стран контактировали с центральным банком своего государства, и центробанк производил эмиссию денег вместе с правительством. Это очень важно, услышьте это. С 70-х годов примерно, этот процесс занял несколько лет, все правительства вынуждены занимать деньги на так называемом финансовом рынке. Иначе говоря, основные банки – не того государства эти… Ну, как и Литва. И кто имеет возможность брать деньги в долг непосредственно из своего центрального банка, сегодня в мире? Только собственники резервных валют. А это: японская иена, швейцарский франк, европейский евро, английский фунт стерлингов и доллар Соединенных Штатов. Так вот эти 5 валют печатаются, по сути, сколько вот надо – столько и печатают их. Я верю, что многим из вас в это трудно поверить. Потому что я, как 25 лет назад начал интересоваться этими вещами, я думал, что я чего-то не понимаю. Я читаю и думаю – ну не может такого быть! Но, дорогие мои, именно так и есть! Именно так и есть!
Вот смотрите: Китай теперь основной производитель материальных вещей. Китай производит какие-то товары и продает, скажем, Англии. А Англия на элементарном компьютере нажимает кнопку и делает эмиссию фунтов стерлингов. Вот прямо. Эти фунты стерлингов через бюджет, через пенсии, через зарплаты распределяют между людьми, и те покупают эти китайские товары. И из этого следует, что китайцы свой труд отдают бесплатно. Бесплатно! Я подхожу к самой сути геополитического конфликта, который сегодня складывается. У вас должен бы возникнуть вопрос: а почему Литва не могла печатать литы? Не так ли? Возникли две проблемки: инфляция. Если бы Литва вот так печатала бы литы без оглядки, будет инфляция, лит падает в цене, и другая вещь – этого лита никто в мире не берет. Надо заставить брать. А вот доллар Соединенных Штатов берут. Берут – почему? Потому что имеется тысяча военных баз по всему миру, потому что мировые СМИ в их руках, потому что вся практически культура в их руках – вот кино, которое сейчас в Литве показывают, большая часть – кино Соединенных Штатов. Музыка, искусство вообще, Интернет. Имеется тьма рычагов влияния, которые потому вынуждают людей брать эти доллары. Не забудем, к примеру, такой факт.

В Евросоюзе – где стоит американская армия? В Германии, Бельгии, Англии, Италии, Голландии, там везде армия. В Германии не одна база, много. Ядерное оружие хранится. Понимаете, если не знаешь всего этого, или не желаешь знать, становятся непонятными все другие события. А теперь идем дальше.
Эта система функционирует, Соединенные Штаты печатают эти свои доллары, за них покупают самые разные товары, долг растет, никто не обращает внимания, дефицит бюджета огромный, баланс внешней торговли вечно дефицитный, но у них есть возможность эти доллары печатать и распространять по всему миру. Вот почему нет инфляции. Потому что иначе возникнет вопрос – почему нет инфляции в государстве? Потому что этот доллар распространился по всему миру, он не замыкается. В меньшей степени то же самое происходит с евро, с фунтом стерлингов – то же самое. Откуда появляется евро? Потому что Евросоюз тоже хочет иметь такой инструмент. Ну кто бы не хотел иметь такой инструмент? Например, если бы Литва имела резервную валюту – лит, то мы могли бы дефицит своего бюджета финансировать своими собственными деньгами, никаких проблем не было бы.
И эта система функционировала, долги росли, сегодня все государства Евросоюза имеют долги по меньшей мере в десять раз большие, нежели Литва, Литва – меньше всех задолжала из всех государств в Евросоюзе.

Но смотрите – что произошло в последние годы? Китай, во-первых, за последние несколько лет, будучи мировым производителем, накопил бесконечно много денег, этих долларов. Триллионы. И теперь смотрите: он имеет эти триллионы долларов и понимает, что это абсолютно пустые деньги. В любой момент эта система может рухнуть, и все их труды за последние десятилетия пойдут прахом. Поэтому сегодня Китай старается скупать так называемые реальные активы по всему миру. Они скупают землю, скупают медь. Например, скупают медь и попросту складируют. Чтобы хоть как-то эти виртуальные деньги превратить в нечто реальное. Но мало того: что китайцы сделали за последние пару лет? Смотрите, они открывают Шанхайскую биржу золота. Тут надо бы о золоте отдельно поговорить, но просто поверьте мне, что до сих пор цену на золото устанавливал так называемый Лондонский Золотой фиксинг – 5 банков мира 2 раза в сутки созваниваются и устанавливают цену на золото. Иначе говоря, её регулируют искусственно. Китайцы создают Шанхайскую биржу золота и в любой момент могут нанести огромный удар по этому рынку золота. Огромный удар. Но тут, видите, есть международная система платежей СВИФТ. Полнейший монополист в мире. Вы, когда переводите деньги из одной страны в другую, всегда делаете это через СВИФТ. Соответственно это контролирует все потоки, эти собственники СВИФТа. Китайцы создали свою систему. Она называется CIPS. Аналог этой.

Далее. Есть Международный валютный фонд. Китайцы создали Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Это аналог Международного валютного фонда. Тут, наверное, кое-чего забыл, но что я этим хочу сказать? Китайцы за последние несколько лет создали все инструменты, чтобы перенять все рычаги западной валютной системы. Китайцы на сегодняшний день сделали всё, и теперь остается только вопрос политической воли и, как они считают, тогда они этот удар нанесут. Если только они это сделают… А, еще одну вещь забыл. Вот, как говорил, если вы что-то хотите купить в мире, вы должны покупать за резервную валюту эту вещь, зерно, например. И соотношение этих пяти резервных валют примерно такое: 80 % составляют доллары, и другим валютам остаются те несколько процентиков. То есть, монополистом в мировых платежах является доллар. И что теперь происходит в мире в течение последних нескольких лет? Между странами производятся так называемые своповые соглашения – для расчетов в обоюдной торговле в обход резервных валют. Среди разных стран. Например, между Японией и Англией даже… Так каких только хотите. Вы можете читать – каждый день сообщают: то эта страна сделала, то другая… А что это означает? Означает, что сужается зона влияния доллара. Видите, если мы между собой рассчитываемся нашей собственной валютой, то нам не нужно долларов, а их отпечатанный доллар нам уже больше не нужен. Сокращается пространство его использования. Так вы теперь поставьте себя на место Соединенных Штатов. Сами видите, как растет такой… ну, как я говорил в одной из передач «Нактигоне», росла такая свинюшка и выросла свинья реальности, которая роет под твоими корнями. Что вы будете делать? Вы будете сидеть и ждать? А сегодня вы – на вершине своего могущества. У вас военные базы, у вас есть возможности надавить на кого угодно. Ну естественно, вы постараетесь остановить этот Китай. А возле Китая еще стоит и Россия. И поэтому возникает жизненно важный интерес остановить эти два государства. И в этом ось всего нынешнего конфликта. Потому что только эти два государства могут реально нанести удар по доминированию доллара в мире.

И отсюда все события последних лет. Но почему я очень осторожно об этом говорю? Потому что вы из наших основных СМИ всего этого не услышите. И многие, наверное, думают – откуда это он появился и откуда берет все эти вещи? Но, дорогие мои, это не моё мнение. Всё, что я сказал – это не мнение, это – просто факты. Это фактический материал. И поймите теперь правильно: тут нет ни хороших, ни плохих. Это борьба за свой интерес. Соединенные Штаты, как и вся западная цивилизация, живут за счет этих печатаемых денег, сегодня возникла угроза этому образу жизни, и, естественно, они постараются сохранить этот образ жизни. Здесь вопрос – как нам себя вести? Что нам делать во всей этой ситуации?
Поэтому я и говорю: если не понимаешь сути конфликта, можешь сделать стратегическую ошибку, а на мой взгляд, мы её совершаем, мы втягиваем Литву в борьбу, которая никак не является нашей борьбой. Это не борьба между Россией и Литвой, не борьба России и Украины, Это борьба Соединенных Штатов как цивилизации с другой цивилизацией, которая не желает бесплатно отдавать результат своего труда. Это такое столкновение крупных интересов. И на мой взгляд, у нас был бы намного больший шанс сохранить государственность – обратите внимание, не независимость, потому что мы её уже не имеем, как и все государства Европейского Союза – но возникла угроза самой государственности Литвы. Потому что этот вот геополитический конфликт, в котором мы ничего не значащие игроки,… Надо было стоять в стороне от него, не втягиваться в этот конфликт, так, может быть, эти ветра прошли бы мимо нас. Но когда мы заняли позицию – вы прекрасно видите – мы заняли позицию одной из сторон конфликта, мы стали стороной конфликта, и теперь, если этот конфликт перейдет в горячую фазу, победитель этого конфликта и будет решать нашу судьбу. А кто будет этим победителем – кто сегодня может это сказать? Я не хотел бы, чтобы был этот победитель, и чтобы в его руках оказался вопрос нашей государственности. А глядя поверхностно, кажется, что всё так хорошо, надо вооружаться, нас тут защитят и так далее, и тому подобное. Во-первых, я не убежден, что нас тут кто-то будет защищать, и не для этого всё это делается, я пытаюсь вам объяснить: мы нужны не для того, чтобы нас кто-то защитил. Я в одной из передач говорил: мы – как наживка, мы – живая рыбка, на которую ловят щуку. А удочку держат вот те крупные геополитические игроки. И наша власть полностью поддалась и согласна быть такой рыбкой. А мне этого не хотелось бы. Потому что я, как один из создателей этого государства на новом этапе, я не хочу, чтобы сюда пришли те же самые русские, понимаете, я не хочу. Но наша власть делает всё, чтобы они пришли. Парадоксально получается. Им кажется, что будут готовиться защищать их, а моя голова говорит, что их шаги усиливают опасность того, что эта Россия окажется здесь. Потому что логика этого геополитического конфликта требует этого. Смотрите, различные должностные лица, генералы Соединенных Штатов уже называют нас прифронтовым государством. Теперь вот, в наши дни, когда они говорят о балтийском побережье, они называют это прифронтовой зоной. Потому что им эта прифронтовая зона необходима. Им нужен конфликт с Китаем, с Россией, и так далее. Но мы здесь при чем? Вот на мой взгляд – в этом ось всего этого. А всё остальное – всё это производные вещи, в Молдавии, скажем, беспорядки, вчера ворвались в парламент. Это часть того же самого конфликта. Но там и местные интересы.

Но я пытаюсь вам… не знаю, смог ли, рассказать суть. Суть того, из чего возникло… сегодня очень нехорошее будущее может получиться. Потому что повторяю: на мой взгляд, места для компромисса нет. Очень бы хотелось, чтобы Вашингтон с Москвой договорились, мне очень этого хочется. Но они не могут договориться. Потому что их интересы совершенно противоположны. Совершенно противоположны. И поэтому конфликт, в той или иной форме, на мой взгляд, неизбежен. По сути, он уже идет, он идет на Украине, он идет в Сирии, он идет в Евросоюзе. Это столкновение между Соединенными Штатами и Китаем, в которое втянуты Россия, Индия, Евросоюз и так далее, и тому подобное. Практически идет новая мировая война, идет новый передел сфер влияния, и всё это из-за того, что возникла угроза существованию этих вот резервных валют и возможности впустую печатать деньги. Потому что все мы знаем из жизни, и вы согласитесь – жить вечно в долг невозможно. В этом есть логика. А Соединенные Штаты и, скажем, Франция, Италия, живут в долг десятилетия. И их долги гигантские, и по сути их невозможно вернуть, в этом вот еще одна проблема. Долги в таком масштабе, что вернуть их нет никаких возможностей. И я вот смотрел планы бюджета Соединенных Штатов до 20-х где-то годов, так они планируют увеличивать дефицит бюджета, а не уменьшать. То есть, они даже не помышляют, что можно вернуться как-то к логике хозяйствования. И намерены и далее увеличивать дефицит бюджета. А кто его покрыл?
– Весь мир.
– Да, вот, весь мир. И этот мир уже не желает его покрывать. И вот тут и возникла эта проблемка. Штаты хотят и дальше жить за счет остального мира, а мир уже не желает позволить им этого. И появился такой лидер как Китай, который, подключив российские вооруженные силы, так как Китай имеет экономику, а Россия атомную бомбу и вообще вооружения, и этот тандем… Ну, так Соединенные Штаты открыто и говорят. Тут меня кто-нибудь снова обвинит в русской пропаганде, но я ведь повторяю слова генерала Пентагона. Генералы Пентагона, когда говорят, то они всегда называют, что основную угрозу их интересам представляют Китай и Россия. Ну, еще там теперь добавляют это исламское государство. Понимаете? Так я ведь только их слова повторяю. И они совершенно правы! Так и есть! Но я говорю: а мы-то тут при чем?
Но ясно, что эти конфликтующие страны хотят иметь у себя под рукой как можно больше вассалов, которых можно было бы направить против своего врага. Вот вам и ответ! Почему Тапинас написал вчера ту статью, почему так говорит Милюте и подобные люди. Они формируют определенную идеологическую ориентацию, чтобы мы были готовы стать такой вот наживкой. И чтобы мы не рыпались.

А рядом с этим имеется масса проблем, и в Америке, и в Китае, и в России и так далее, и тому подобное. Например, падает цена на нефть. Это часть того же самого процесса. Смотрите, вы часто слышите, что здесь в Литве говорят – цена на нефть падает потому, что имеются излишки нефти. Её слишком много – и потому цена упала. Если бы посмотрели на графики – а я их вот и сегодня утром смотрел, я в течение нескольких последних лет вроде ничего иного не делаю, как смотрю разные графики, ну, там макроэкономика, изучаю, таблицы, динамика там, и так далее, и сегодня вот смотрел – и что показывают эти графики? Потребление нефти растет год от года, и, например, в 15-м году оно было выше, чем в 14-м, оно составляет 95 миллионов баррелей в день. Вот столько мир потребляет нефти – 95 миллионов баррелей. Я там цифр после запятой не говорю. И посмотрим на график добычи. Добыча почти такая же. 95 миллионов баррелей там с небольшим. Значит, кривые добычи и потребления нисколько не уменьшились. Они не указывают ни на какой кризис в законе этого спроса и предложения. Так каким же образом могла упасть цена на нефть? Ну ладно, сколько-то там чуть больше добывается нефти, чем можно использовать, но цена-то ведь упала в 5 раз! Понимаете – в 5 раз! И смотрите теперь – кто от этого страдает? Говорят, это Саудовская Аравия хочет вытеснить сланцевые газ и нефть в Соединенных Штатах, поэтому она это специально и делает. Но погодите – Саудовская Аравия имеет соглашение с Соединенными Штатами о продаже нефти за доллары, там стоят базы Соединенных Штатов, и она полностью контролируемая страна. Она не может принимать такие решения самостоятельно. Тем более, что бюджет Саудовской Аравии страдает из-за низких цен на нефть. Страдают все. Сегодня страдает Норвегия, страдает Венесуэла, страдает Канада. В Канаде нефть добывают в так называемых нефтяных песках, она очень дорого стоит, пески такие копают, страшно вредят природе. И она дорогая. Когда нефть подешевела, в Канаде закрылись эти промыслы, потому что невыгодно её производить. Терпят и сами Соединенные Штаты. И страдают вдвойне. Прежде всего закрываются скважины сланцевых газа и нефти, потому что они очень дорогие, и им там невыгодно. Скажем, за год уменьшилось вдвое количество этих скважин. Потому что каждый день смотрю, как их число уменьшается, они объявляют точно. Но Соединенные Штаты получают и другой удар. Как финансировали дефицит их бюджета? Выпускают ценные бумаги, и те страны, которые экспортируют нефть, получают хорошую прибыль и за эту прибыль покупают бумаги Штатов и таким образом финансируют их бюджет. Когда упала цена на нефть, у Саудовской Аравии нет за что покупать. Нет уже кому покупать, нет тех, кто покрывал бы дефицит бюджета. Между прочим, тут интересный нюанс: что делают Штаты, когда некому покупать их ценные бумаги? Их покупает центральный банк. Кое-кому из вас трудно, видимо, поверить? Это было бы точно так, если бы Буткявичюс выпустил ценные бумаги, а Василяускас взял бы, да и купил у него, напечатав литы, когда мы еще имели литы.

Так вот это в Соединенных Штатах делает Федеральный резерв. Когда не достаточно покупателей, тогда ценные бумаги скупает Федеральный резерв, выполняющий роль центробанка. И если вы посмотрите на баланс Федерального резерва, то увидите, что за последние 2-3 года его баланс криво ползет к небу. Они накупили этих ценных государственных бумаг. Это только еще один нюансик, показывающий масштаб кризиса. И масштаб будущего катаклизма. И выходом из этого заколдованного круга будет… ну, я ничего иного не вижу – кто-то должен будет проиграть. Все выиграть не могут, места для компромисса нет, и отсюда весь мой пессимизм, когда гляжу в будущее. Очень пессимистично смотрю в будущее.
Потому что долги вернуть невозможно, можно только так или иначе их списать. И тогда возникает другой вопрос: вы можете спросить – а почему не списать долги сейчас? Вычеркнуть – и всё! Иногда слышатся такие слова. Прежде всего, на этих долгах подвешено множество разных институтов и учреждений. Например, частные пенсионные фонды. Ведь ваши деньги эти частные пенсионные фонды инвестируют в те же самые разные ценные государственные бумаги. И если эти долги будут вычеркнуты, то эти пенсионные фонды лишатся денег. И не будет из чего платить вам эти дополнительные пенсии. Ну, и есть масса других причин, которые не позволяют перечеркнуть эту систему. Но как-либо иначе, на мой взгляд, нельзя будет разрешить, только лишь вычеркнув эти долги. И смотрите: чтобы в этом новом пространстве – новом геополитическом экономическом пространстве – можно было бы снова сохранить роль лидера, я имею в виду Соединенные Штаты, конкуренты тогда должны быть поставлены на колени. А кто конкуренты, без Китая и России? Увы, Евросоюз. Евросоюз – точно такой же конкурент. И когда сегодня эта вот система уже и для доллара слишком мала, а для евро и места уже совсем не осталось, я не исключаю возможности того, что этот поток беженцев тоже с вязан со всем этим, то есть наносится удар по Европейскому Союзу. Чтобы в том новом мировом порядке, что будет формироваться, они не подымали голос. И мне вот просто странно, что…, ну, я не слышу в Литве таких вот голосов. Скажите, неужели вам кажется, что я говорю нелогично?
– Очень логично…
– Так почему мы не слышим таких разговоров? Ведь это элементарные факты! Элементарные факты! Хорошо, теперь перейдем к вопросу.
– Когда я в любой аудитории об этом говорил, то мне говорили – ты антигосударственный!
– Да!
– Антипатриот!
– Да! Но вы мне скажите – так где это есть? Я не понимаю, я же как раз патриот, я же хочу спасти Литву от этого будущего конфликта! Я не хочу быть патриотом ни России, ни Америки! Я желаю добра своему государству и своей нации, чтобы она сохранилась здесь, где она есть! Но почему-то патриотом называется тот, кто произносит слова, которые сегодня нужны одной стороне, или другой.
– У каждого патриота свои интересы…
– Скажите, а вы читаете журнал «Вальстибе» («Государство»)?
– Нет.
– Ну так плохо. Это единственный серьезный журнал…
– Это несерьезный журнал.
– Значит, вы не полностью знаете, что делается.
– Почему этот журнал серьезный?
– Извините, у нас будет дискуссия, тогда сможем…
– Я только ответ на вопрос об этом журнале. Журнал «Вальстибе» переписывает статьи из «Файненшел Таймс», из «Экономиста». Я читаю первичные источники. Так я в этом журнале не нахожу ничего нового, так что мне там читать? Всё это есть в других печатных изданиях.
– …о соотношении доллара и евро…

– Почему оно теперь такое, а не иное? Очень простой ответ. Как бы там ни было, но на сегодняшний день зона доллара самая ёмкая для капитала, и самая безопасная. Вот представьте, что у вас есть миллиарды денег. А в мире эти деньги крутятся. Где вы бы сегодня с этими миллиардами чувствовали себя безопасно? Нет куда их вложить. Литва совсем не может их принять – нет такого рынка. И Соединенные Штаты остаются самым безопасным способом положить их. И поэтому этот доллар идет. Еще такая вещь. Абсолютное большинство мировых долгов выражаются в долларах. И когда люди поняли этот кризис долгов, они начали эти долги отдавать, стараются избавиться от этой ноши. Так что вы должны делать? Вы должны получить доллары, чтобы вернуть долг в долларах, и поэтому спрос на доллары растет.
Плюс еврозона, скажем, сегодня все эти дела с иммигрантами и так далее, и так далее, создают беспокойство людям, и они тоже стараются выйти из евро и идти к доллару. От юаня все теперь бегут. Вот, фондовая биржа Китая падает, люди бегут из Китая, покупают доллары и инвестируют в экономику США, и сразу спрос на доллары растет.
…Нет, видите, как вы смотрите. В вашем сознании Литва в принципе является как бы придатком чего-то. И вы даже не представляете себе, что вообще возможно такое, чтобы государство не было к чему-то присоединенным. Я даю вам пример – Финляндия не присоединилась, мы не присоединялись 14 лет. Далее. Когда мы все свои яйца сложили в одну корзину Европейского Союза, я сегодня вот вам озвучиваю информацию на сегодняшний день. Туск, президент Евросоюза, говорит, что Евросоюз может рассыпаться через 3 месяца. Юнкер, Президент Еврокомиссии, говорит точно так же. Не так ли? Англия готовится к референдуму о выходи из Евросоюза. На это отзываются разные политики Европы и говорят: как только Англия выйдет из Евросоюза, будущее Евросоюза станет туманным. А вы, значит, свое будущее связываете исключительно с Евросоюзом и совершенно не видите никаких других возможностей. Вы отцепитесь от этой России, вам каждый день трубят, вас напугали, и вы не видите реалий в мире! Я же не зря битый час объясняю: проблема не в России, а в эмиссии доллара, для которого возникла угроза! По сути уже ничего сделать невозможно, потому что в вашем сознании посеяны определенные шаблоны. И вы уже больше не воспринимаете иной информации, и даже реалий не приемлете. И нам только остается ждать – что с нами будет. И только.
– Хорошо, помолчим. Пожалуйста! Вы!
– Теперь этих американских баз здесь и так уже понаставлено. В конце концов, если эти украинцы хотят дружить с Америкой, ну так почему, черт с ними. Но чтобы нападать на Россию, так они точно не нападут. Ведь Россия очень сильное государство.
– Значит, я не смог пояснить, значит, вы ничего не поняли из того, о чем я тут говорил. Надо снова начать этот форум. Хорошо, спасибо. Я вам рассказывал о сути геополитического конфликта. Он сводится к проблемам эмиссии доллара.
– Я полагаю, что эта тема очень важная…
– Без сомнения…
– Мы когда-нибудь это обсудим и сможем обсудить между собой. Потому что это на самом деле очень актуально, и в преддверии выборов и всяких несчастий в Литве было бы очень интересно обсудить среди нас. Позвольте поблагодарить за высказанные мысли, и неважно, что они не всегда совпадают с нашими мыслями, но всё же мне было крайне интересно послушать. Спасибо!

Роландас Паулаускас,

литовский журналист, общественный и
политический деятель, один из подписантов
Акта о восстановлении независимости
Литвы

21 января 2016 г.

Вайда Юозапайтите
Казимерас Юрайтис

Leave a Reply