Sveikinu konservatorių jaunikį Anušauską iš povestuvinės kelionės parvykusį!

Petras Gulbinskas

Taip jau nuo žilos senovės Lietuvoje nutikdavo, kad lietuviai-didžiavyriai, ypač aršiai su rusais kovojantys, būtinai rusaites vesdavo. Kunigaikštis Algirdas pirmasis pradėjo tokią tradiciją – rusaitę Eleną į žmonas paėmė, didžiavyris Murza iš Šiaulių – irgi!

Bet ne tik tie du tautos didžiavyriai, prieš rusus „kardus kalavijus galandę ir juodbėrius žirgus balnoję“ buvo rusaites į žmonas paėmę. Istorijos analus pavartę, randame dar 16 tokio paties likimo kunigaikščių. O provoslavų tikėjimą priėmusių Lietuvos kunigaikščių net 60 būta!

88-2

Kai konservatoriai, patriarcho, o vėliau ir jo šaunaus anūko vedini, kilo į aršią kovą su Rusija ir rusais, o ypač su jų demokratiniuose rinkimuoe išrinktais lyderiais, ėmė gvoltu šaukti – „rusai puola“, pagalvojau – dabar tai jau prasidės „svistopliaska“, visi landsberginiai su rusaitėmis susiženis.

Ir iš tikrųjų, ilgai laukti nereikėjo… pirmasis krito senyvas, į šeštą dešimtmetį ir, mayt, į menopauzę jau įžengęs, kai „žilė galvon, o velnias vadegon“, jų vienas iš svarbiausių didžiavyrių, su rusais aršiai kovojančių.

Man, „Šauksmo“ autoriui, mylinčiam ir gerbiančiam visus konservatorius ogulnai, neramu tapo: ims ir Gabrielius sukvailios, o dar baisiau jei pats Vytautas Didysis…

quarter_horse_stock_5___buckskin_by_skunktail17-d56rwml

Bet nesigąsdinsiu dėl konservatorių pirma laiko, geriau pasveikinsiu jų senstantį jaunikį, tik ką iš povestuvinės kelionės grįžusį, ir dedikuosiu jam eilėraštį, kurį netoli A.S.Puškino sūnaus Grigorijaus namo Маrkučiuose radau, į stiklinį butelį įdėtą ir surgučiu užanspauduotą. Manau, kad Grigorijaus, o gal ir jo garsaus tėvelio buvo tas eilėraštis parašytas. Eilėraščio pavadinimas, jei man teisingai pavyko perskaityti senovinį raštą, vadinasi «Джигит на буланой кобыле», t. y. „džigitas raitas ant gelsvos kumelės“. Eilėraštis tam senstančiam ir labai nusipelniusiam konservatoriui, aršiai su rusais ir prorusišku elemetu net povestuvinės kelionė metu kovojančiam, ir jo jaunajai sutuoktinei turėtų patikti, jos rusiškas šaknis jai priminti.

2_6

Джигит на буланой кобыле

И мчится он – буланую кобылу оседлав,

Свирепый и лихой джигит,

Шестой десяток разменял,

Ума, всеж, недостиг.

Из жопы сыпится мука,

И проседь у ушей,

Буланая кобыла для него,

Как сапоги для вшей.

Koгда то будучи юнцом,

У горбуна служил,

И на кобылах пожилых

Дерьмо он подвозил.

Но в пору ту, в один из дней,

Хозяйну полизал живот

И между ног, что там висит,

И задницы проход.

И с того дня как на дрожах,

Oн вырос до небес

И как всегда в таких делах,

Шепнул на ухо бес:

Дряхлая кляча не под стать

Такому молодцу,

A не пора ль тебе искать

Кобылу по юнцу.

Буланую бери скорей

Kрасива и юна,

Запнет копытами она

любого молодца.

И мчится он буланую кобылу оседлав,

Свирепый и лихой джигит,

Горбун завидует ему,

По клавишам стучит!

Paaiškinimai:

1,

http://www.vedu.ru/expdic/2386/

БУЛАНЫЙ, -ая, -ое. О масти лошадей: светло-жёлтый (обычно в сочетании с чёрным хвостом и гривой); о масти других животных, об оперении птиц: с желтизной разных оттенков. Буланый конь. Буланая совка.

Bulanii – Kalbant apie žirgų spalvą: šviesiai-geltona (paprastai derinasi su juoda uodega ir karčiais). Būdinga laukinių žirgų spalva.

2.

Apie pavardės Bulanov kilmę

http://www.gencentre.ru/content/family_catalog/Bulanov/

Фамилия Буланов

Фамильное имя «Буланов» этимологически восходит к древнему персидскому языку, хранит память о прозвище далёкого предка. Фамилия Буланов образована от прозвища родоначальника. Её основа восходит к слову «буланый», обозначающему масть лошадей. Корень слова имеет персидское происхождение; во многих тюркских языках есть сходные по звучанию слова, означающие светлый окрас лошадей. В древних письменных источниках прозвища с основой -булан- встречаются редко. Например, в писцовых книгах XV–XVII веков упомянуты только два обладателя подобных мирских имён: Ананья Буланин, земский человек, 1473; Григорий Буланов, крестьянин, 1613. В XVIII–XIX веках прозвища Буланин, Буланкин, Буланов, Буланый становятся привычными и относительно часто встречаются в «ревизских сказках». Вероятно, прозвище было получено далёким предком по цвету волос. В прошлом слова, обозначающие масти лошадей – буланый, каурый, саврасый, сивый, соловый – имели широкое хождение и были понятны всем. Часто в разговорной речи они употреблялись для наименования цвета, напоминающего определённую конскую масть. Буланые кони имеют рыжевато–жёлтый окрас, следовательно, Буланым мог быть прозван обладатель волос похожего оттенка – светлых, рыжеватых, «соломенного» или «пшеничного» цвета. Прозвище закрепилось за родоначальником, перешло к потомкам в форме отчества «Буланов сын», «Булановы дети» и впоследствии превратилось в родовое имя. Существует и другая гипотеза происхождения фамилии Буланов, согласно которой фамилия могла быть образована от географического названия. В этом случае она хранит память о малой родине предков – выходцев из населённого места Булановка или Буланово. Деревни и сёла с такими названиями есть в России и Украине: Булановка в Белгородской и Тюменской областях, Буланово в Оренбургской, Полтавской, Челябинской областях. Фамилия Буланов увековечена в русской классической литературе: в драме А.Н. Островского «Лес» её носит один из главных героев, Алексей Сергеевич Буланов, «молодой человек, недоучившийся в гимназии». В XIX веке среди обладателей этой фамилии наиболее известен Анатолий Петрович Буланов (1858–1918), революционер–народник, один из создателей революционной организации «Чёрный передел» в 1879–1880 годах; в 1881 – деятель «Народной воли», с 1882 по 1888 отбывал ссылку в Сибири; впоследствии отошёл от политической деятельности. В XX веке обладатель этой фамилии был в числе первых кавалеров учреждённого в 1918 году ордена «Красное знамя»: Буланов Павел Григорьевич, помощник командира 6 роты Заволжского стрелкового полка, награждён этим орденом в 1922 году. Источники: Баскаков Н.А. Русские фамилии тюркского происхождения. М., 1979.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. СПб., 1882. Тупиков Н.М. Словарь древнерусских личных собственных имён. СПб., 1903. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М., 1996. 

Šauksmas

Leave a Reply